Территория Церкви

Панк-молебен, поэзия и кровь

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

Давайте попробуем посмотреть на всю историю с акционистками PR внимательно и спокойно. Иначе мы не поймем главного – зачем это было сделано и какие последствия нас ожидают. Я не собираюсь с кем-либо вступать в полемику – этот текст предназначен только для моих единоверцев, членов Русской Православной Церкви Московского Патриархата.

Перед началом Великого поста несколько молодых женщин, объединенных в музыкальный коллектив, вошли в главный храм нашей Церкви. Мы практически ничего не знаем об этих женщинах, кроме того, что название их коллектива переводится на русский язык непристойно-унизительным обозначением женского полового органа. Были и небылицы про их личную и публичную интимную и творческую жизнь мы не рассматриваем. Это нас не касается.

Женщины желали сохранить анонимность, для чего закрыли лица шапками с прорехами для глаз и рта. Они забрались на амвон, начали скакать, затем встали на колени, повернувшись задами к Престолу и Святым Дарам, и, размахивая руками и крестясь, выкрикивали некий текст, который заранее написали и затем опубликовали в Сети. Вот этот текст:

Богородица, Дево, Путина прогони
Путина прогони, Путина прогони

Черная ряса, золотые погоны
Все прихожане ползут на поклоны
Призрак свободы на небесах
Гей-прайд отправлен в Сибирь в кандалах

Глава КГБ, их главный святой
Ведет протестующих в СИЗО под конвой
Чтобы Святейшего не оскорбить
Женщинам нужно рожать и любить

Срань, срань, срань Господня
Срань, срань, срань Господня

Богородица, Дево, стань феминисткой
Стань феминисткой, феминисткой стань

Церковная хвала прогнивших вождей
Крестный ход из черных лимузинов
В школу к тебе собирается проповедник
Иди на урок – принеси ему денег!

Патриарх Гундяй верит в Путина
Лучше бы в Бога, сука, верил
Пояс девы не заменит митингов -
На протестах с нами Приснодева Мария!

Богородица, Дево, Путина прогони
Путина прогони, Путина прогони.

В тексте легко вычленяются следующие посылы:

• оскорбление Господа;

• оскорбление Божией Матери;

• оскорбление Патриарха;

• оскорбление прихожан;

• пропаганда гомосексуализма;

• пропаганда феминизма;

• негативное отношение к введению в школе ОПК;

• политический призыв митинговать против Путина.

Во время этой акции в храме, как обычно, находились молящиеся люди, которые стояли перед иконами и мощами, ставили свечи на канон и молились об усопших. Их молитва была прервана криками участниц группы PR.

Охрана попросила поющих прекратить их действия, никто их не арестовывал. Женщины покинули храм самостоятельно и отправились давать интервью прессе, которая заранее была уведомлена о готовящемся мероприятии.

Вот, собственно, и все.

Сама по себе выходка женщин с закрытыми лицами не представляет ничего необычного. Нам всем доводилось видеть в храмах и бомжей, и пьяных, и бесноватых, и агрессивных хулиганов. Нападения на храмы как с целью ограбления, так и "немотивированные", то есть святотатские, – вещь нередкая, особенно в провинции. Спросите любого архиерея и вы узнаете, сколько храмов в год подвергается нападениям и оскорблениям в его епархии. По стране – это сотни храмов. Но данный случай не вписывается в этот ряд. Он особенный.

После "выступления" PR в ХХС началось главное – медийная подача события и идеологическая обработка граждан, которая, увы, коснулась и православных, как мирян, так и духовенства. Мы попались на крючок антицерковной пропаганды.

Эта пропаганда выстроила следующую концепцию:

PR молились.

PR – это искусство.

PR – жертвы.

Все три тезиса абсолютно ложны. Но мы приняли их и начали вести дискуссию в предложенной нам парадигме.

PR никакие не жертвы. Они реализовали заранее спланированную акцию, агрессия которой была направлена против тех, кого они по своим политическим и антирелигиозным мотивам ненавидят, презирают и хотят унизить. В их задачу входила провокация внимания к своему коллективу и своему мировоззрению.

PR не имеют отношения к искусству не только потому, что их текст и движения не доставили зрителю эстетического удовольствия (это хорошо видно на фотографиях, которые они сами сделали и выложили в Сети), не только потому, что жанр и форма должны соответствовать месту (группу "Лесоповал" трудно представить в зале Чайковского), но и потому, что искусство кончается там, где начинается политическое обслуживание.

И теперь главное. PR не молились. Это была прямая и откровенная пародия на молебен. Поэтому больше всего меня поразило то, что некоторые мои сестры и братья стали рассуждать о том, что де они "помолились, как умели".

Искать "зачинщиков" и "организаторов" не нужно, поскольку произошло это событие исключительно по вине российской власти, той ее части, которая отвечает за "внутреннюю политику", то есть за те идеологические и мировоззренческие импульсы, которые власть посылает народу через подконтрольные ей СМИ, в первую очередь через телевидение.

В течение последнего года власть намекнула, что можно публично травить и унижать нас, православных. Естественно, противники православия с радостью откликнулись на это предложение и сперва робко, а затем и удало стали глумиться над нами, нашим духовенством и нашей Церковью.

Начиналось все год назад с почти академических рассуждений о "клерикализации" государства и "обмирщении" Церкви, а закончилось паясничаньем перед нашими святынями.

Я не буду предлагать рецепты, как нам реагировать. Не наше дело давать правовую квалификацию, не занимайтесь этим. Это дело государства и Президента, которого мы наняли как гаранта Конституции охранять нас и наши традиции от нападок со стороны третьих лиц.

Главное, на что я хотел бы обратить внимание, – это попытка защитников группы PR вопрос "преступления" подменить вопросом "наказания". Вокруг этой подмены они строят все спекуляции на тему христианского всепрощения. Церковь никого не судит, каждый из нас сам лично решает, как он относится к поступку PR – осуждает или прощает. Это вопрос совести отдельного человека, тут не может быть коллективного решения. Правильно сказал В. Легойда: "...представители Церкви... не поддерживают идею реального срока заключения по этому делу, но призывают к его общественному осуждению и признанию преступлением". Но православные его не услышали и повелись на уловки наших недругов – стали спорить о наказании. И вслед за А. Кураевым в конце концов пришли к выводу, что преступления не было. А оно было! Что PR – жертвы. А они не жертвы! Что это пусть неудачное, но искусство. А это не искусство! Что PR молились. А они не молились!

Вас, друзья мои, обвела вокруг пальца все та же пропаганда. И "купились" на нее многие: от Юрия Шевчука до Александра Архангельского, от молодого отца Дмитрия Першина до умудренного лагерями отца Павла Адельгейма. Мы начали, повторяю, вести дискуссию с нашими оппонентами в предложенной ими парадигме, абсолютно тупиковой и проигрышной для нас. Нам не нужно спорить. Нам нужно просто называть вещи своими именами. "Панк-молебен" – это молебен наизнанку, то есть не молитва! Это в лучшем случае, а в худшем – молитва нечистой силе. Мы не должны рассуждать о наказании. Мы должны констатировать преступление. Ведь никто не подвергает сомнению, что комсомольские "молебны" и прочие надругательства 20-х годов суть преступления против народа и его веры.

Я нисколько не сомневаюсь, что подобные бесчинства будут продолжены. Мы же промолчали, мы же веселились, когда свои же православные журналисты написали на Кирилла Фролова пародийную "икону" и "тропарь". Скушали эту мерзкую затею. А некоторые и одобрили. Получайте следующую порцию – "иконы" на участниц музыкальной группы с непристойным названием.

Вы этого хотели? Вы хотели унижения Божией Матери? Уверен, что нет. Тогда оглянитесь вокруг и поймите – нас в этом мире сегодня едва терпят. Поймите, что с нами не шутят. Поймите, что в любой момент к власти могут прийти совсем иные люди и кровь польется рекой. К этому нужно быть готовыми всегда. Вы думаете, что антиклерикальные стишки Дмитрия Быкова про Пояс Богородицы чем-то принципиальным отличаются от стишков Владимира Маяковского? Напомнить?

Тихон патриарх,
прикрывши пузо рясой,
звонил в колокола по сытым городам,
ростовщиком над золотыми трясся:
"Пускай, мол, мрут,
а злата –
не отдам!"
Чесала языком их патриаршья милость,
и под его христолюбивый звон
на Волге дох народ,
и кровь рекою лилась –
из помутившихся
на паперть и амвон.
Осиротевшие в голодных битвах ярых!
Родных погибших вспоминая лица,
знайте:
Тихон
патриарх
благословлял убийцу.
За это
власть Советов,
вами избранные люди, –
господина Тихона судят.

[1923]

Маяковский обслуживал власть и не только оправдывал, но и провоцировал пролитие крови христиан. Что, нынешние пииты, обслуживающие власть и хулящие Церковь, лучше и чище? На них пока еще нет крови?.. Будем ее ждать?

Не стройте никаких иллюзий. Цель всей антицерковной пропаганды, включая акцию PR в ХХС, – натравить народ на собственную Церковь, восстановить народ против собственной веры. Сегодня власть нам не защитница. Это нужно отчетливо понимать. Никто, кроме нас самих, не защитит нашу веру и нашу Церковь. Так что нам нужно, не глядя на множество внутренних разногласий и споров, объединяться вокруг Матери Церкви и нашего Предстоятеля. Никакого другого пути Христос нам не давал.

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >