Территория Церкви

Холодный теракт

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

19 июня 2012 года инициативная группа православных христиан опубликовала открытое письмо патриарху Кириллу с требованием, чтобы он обратился в правоохранительные органы с ходатайством о помиловании Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич, которые в начале 2012 года проводили пляски на амвонах Богоявленского Елоховского собора и Храма Христа Спасителя.

Сегодня в православной среде идет интенсивный процесс "формулирования мировоззрений" и определения личного отношения к Церкви, государству, политике. Подписавшие письмо заняли четкую идеологическую позицию.

На мой взгляд, это письмо, приуроченное к очередному судебному заседанию по делу Толоконниковой и др., имеет огромное политическое и религиозное значение. Для того чтобы его понять, необходимо осознать глубинный смысл акции PR. Только тогда становятся прозрачными задача и место открытого письма Патриарху в политическом процессе. В течение четырех месяцев я останавливал себя и не говорил об этом публично, чтобы не усиливать и без того негативное общественное мнение о задержанных. Это письмо вынуждает меня назвать вещи своими именами.

Акции Толоконниковой и ее единомышленников в храмах Русской Православной Церкви одни называют "панк-молебнами", другие – кощунством и святотатством, третьи – глупой шалостью, но никто не говорит о том, что же это было на самом деле.

По поставленным политическим задачам, методике исполнения и достигнутому результату это – террористический акт. Задача теракта – посредством совершения разрушительного действия оказать влияние на принятие решений органами власти, привлечь максимальное внимание прессы и одновременно вызвать сочувствие к своим требованиям у населения.

Русской Православной Церкви объявлена холодная война, и этот теракт носит "холодный" характер без пролития крови. Но по тем задачам, которые ставила перед собой группа лиц, манипулирующая Толоконниковой, Самуцевич и Алехиной, и по достигнутым результатам – это теракт. Террористки, независимо от того, являются ли они реальными смертницами или исполнительницами "холодного" теракта, сознательно идут на жертву во имя цели, которую они ставят перед собой. Только с этой точки зрения и можно оценивать поведение и поступки этих женщин. Недаром многие обращали внимание на схожесть психологических типов Хасис и Толоконниковой.

Это – террористический акт.

Теперь о письме. Впервые за 20 лет религиозной свободы члены Церкви выдвигают ультиматум своему Патриарху. Они пытаются заставить Предстоятеля обратиться к светским властям, которые под его давлением должны выполнить требования лиц, подписавших это письмо. Авторы письма добиваются помилования и немедленного освобождения из-под стражи Толоконниковой, Самуцевич и Алёхиной. Патриарх должен стать орудием выполнения их требований.

Фактически авторы письма прямо объявили войну своему Предстоятелю и косвенно всей Церкви, поскольку ультиматум предъявляет одна из воюющих сторон. Причем сильная – слабой.

Они сокрушаются о том, что Церковь и ее Предстоятель не заступаются за участниц группы Pussy Riot. Сокрушаются, но сами не пишут письма в правоохранительные структуры. Если у них болит сердце о спасении душ этих женщин, то они должны за них молиться келейно или соборно. Должны помогать их семьям. Должны не требовать от Церкви, а самим быть Церковью. Вместо этого мы видим поток фарисейства и единственное желание – подчинить себе Патриарха. Сломать его, заставить выполнять их политическую волю.

К чему сводится этот ультиматум? Какова его цель? Либеральная оппозиция постоянно обвиняет Патриарха в том, что он сервилен по отношению к существующей государственной власти. Авторы же письма требуют от него сервильности по отношению к себе. Их цель – заставить Патриарха, а вместе с ним и всю Церковь выполнять их волю. В противном случае они угрожают ему церковным расколом и обещают противостояние со "значительной частью нашего общества". Шантажируют. Для усиления давления инициаторы обращения растянули сбор подписей во времени, на целую неделю, поддерживая медийное внимание к своему обращению.

Резюмируя, нужно прямо сказать, что и "холодные" теракты в православных храмах, и нынешний ультиматум Патриарху – звенья одного громадного политического проекта. Следующее звено – требование сместить Патриарха Кирилла или вовсе ликвидировать институт патриаршества.

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >