Религиозное измерение журналистики

Эхо убийства. Сергей Бунтман

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

А ведь "рукопожатность" – это ещё и важное профессиональное понятие для журналиста. Не только элемент его личного кодекса чести. "Профессиональная этика журналиста" – это не просто курс учебного плана подготовки журналистов-бакалавров, "вариативная часть, обязательные дисциплины". Это обязательная часть профессии. Вариативным может быть лишь понимание этики и пределов допустимого.

Рукопожатен ли данный спикер для твоего издания? твоей аудитории? Хочешь ли ты, предоставляя ему слово, тем самым закрепить за ним его рукопожатность в публичном пространстве? Заслуживает ли он её?..

Наше время – это время событий, которые произошли только в том случае, если про них написали в новостях. Это время "звёзд", которые светят, только если их пустили на экран – телевизора или планшета. Нет доли хуже для амбициозного дурака, чем невнимание медиа и забвение аудитории. Не стоит забывать про это.

Медиарейтинг, оправдывающий появление в твоём эфире популярного спикера, отъявленного при этом мерзавца, – это опасный идол. Его любимое лакомство – журналистская совесть.

Е.Ж.

Эхо убийства. Сергей Бунтман

Сергей Бунтман, ведущий журналист радиостанции "Эхо Москвы", пригласил в эфир модного колумниста Александра Никонова, сторонника эвтаназии. Никонов предлагает убивать новорождённых, если у них обнаружены физические или умственные пороки. Бунтман открыто говорит о своей принадлежности христианству и католичеству. И, несмотря на это, предоставил слово Никонову для популяризации его фашистской идеологии.

***

Х

ристианин – не просто обозначение принадлежности к конкретной Церкви. Христианин должен отвечать за свои слова, за своё мировоззрение, за свои поступки.

На радиостанции "Эхо Москвы" работает Сергей Александрович Бунтман – образованный человек, христианин по вероисповеданию, отец четырёх детей, которых он, по его же собственному признанию, очень всех любит и которыми гордится. Счастливый семьянин и добрый католик.

Сергей Александрович на днях пригласил в эфир профессионального колумниста и профессионального атеиста Александра Никонова. Пригласил, чтобы дать ему слово в свободном "Эхе Москве". Рутинное дело этот прямой эфир – прошёл, и забыли. Да только Никонов известен ещё и как профессиональный мальтузианец. Мальтузианцы – это существа, породившие идеологов фашизма.

Это существо выползло в эфир популярной радиостанции и предложило убивать только что рождённых детей, у которых обнаружены серьёзные физические или умственные недостатки. Так получилось, что само это существо не было убито родителями, хотя и страдает неизлечимым пороком отсутствия совести. И теперь оно ползает по газетам, радио и ТВ и рассказывает всем о том, как надо убивать детей. Оскорбляет родителей инвалидов, называя их "идиотами", а детей – "уродами".

Подобные Никонову у нравственно здорового человека вызывают брезгливость, а Сергей Александрович сказал ему "спасибо" – за то, что тот поднял "такую важную тему".

Во все времена, во всех странах существуют нравственно ущербные индивидуумы, и здоровье общества определяется не их наличием, а той реакцией, которую они вызывают. Возможность циничной пропаганды убийства детей на "Эхе Москвы" показывает, что автор программы серьёзно болен, раз некто с человеконенавистническими взглядами может публично выступать в его эфире с пропагандой идеологии, которая находится за пределами добра и зла. Разномыслие в политике, культуре, науке – сколько угодно. Но здесь нет места играм в свободу слова. Здесь все христиане мира единомыслие исповедуют: не убий!

Сергей Александрович, выпустив Никонова в эфир, Вы – христианин – уже солидаризировались с ним. Вы разделили его болезнь и сами сделались больны. И виноваты в этой болезни ни власть, ни рейтинг, а лично журналист, который никак не обозначает свою нравственную позицию, боясь этим нарушить представления об "объективности". В России уже был период, когда, боясь показаться противниками свободы, журналисты закрывали глаза на то, чему учат наших детей в школе, что они смотрят по телевизору. Вы сделали следующий шаг – Вы разрешили публично говорить о том, что некоторых людей можно убивать просто за то, что они родились. Получается, что журналистская "объективность" становится большей ценностью, чем право на жизнь, и существо с фашистскими взглядами по итогам только этой одной радиопередачи может праздновать победу, поскольку оно побывало на эфире у образованного католика, который любит детей, хорошие фильмы, хорошую музыку – и который промолчал. Мистер Хайд одержал победу над доктором Джекилом просто потому, что лично Сергей Бунтман забыл о том, что он христианин, но отлично помнил, что он сотрудник свободной радиостанции.

Между тем, каждое такое существо, которое попадает к Вам в эфир, даёт себе подобным сигнал, что людей можно убивать, унижать их человеческое достоинство. Вы сами нарушаете все законы не только журналистской, но и человеческой этики, вводя чудовищ в пространство публичной дискуссии. Лично Вы, Сергей Александрович, несёте теперь ответственность за каждое убийство ребенка, за каждого человека, сделавшего аборт. Поскольку это в Вашей программе прозвучали слова о том, что убить больного ребенка – это всё равно что оторвать листок календаря, и что, родив через год нового мальчика или девочку, родители смогут начать жить с чистого листа.

Вы не встали и не прекратили это чудовищное словоизвержение, Вы продолжали вести эфир, никак не обозначив своей позиции. Вы умыли руки, Вы предали.

Наверное, у Вас найдутся правильные оправдания и весомые аргументы в свою защиту. А моё банальное напоминание о том, что журналистика предполагает не только свободу слова, но и ответственность перед Богом, покажется смешным и нелепым. Пусть так, но каждый день, приходя домой, Вы, Сергей Александрович, глядя в глаза своим детям и внукам, должны помнить о том, что Вы поддержали призыв убивать чужих детей.

Москва

8 января 2010 года