Вопросы идеологии

Заключение

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

Из нескольких вариантов названия книги мной был выбран именно этот – достаточно провокационный, с аллюзией на советский опыт. Но это вовсе не означает какой-то категоричной позиции, позитивной или негативной, по отношению к советскому наследию. Речь идет о другом. О разрушении распространенного стереотипа, согласно которому после советской эпохи страна живет вне определенной идеологии, а в мире якобы наступила эра идейного плюрализма.

Только отказ от наивных представлений о законах идеологического пространства позволяет исследователю и читателю погрузиться в мир причудливых порождений современной идеологии и изучать их, как натуралист изучает разнообразие тропических насекомых или подводной фауны. Такой анализ тем более необходим, что в рамках современного идеологического дискурса постоянно формируются новые формы тоталитарности. В обществе по-прежнему властвуют идеологические табу, подавление свободы совести и искусственное блокирование "нежелательных" направлений мысли.

Сегодня, как и в прошлом веке, свободная от идеологии социальная позиция просто невозможна. При этом успешная идеология стремится подать себя как систему самоочевидных суждений и даже более того – присвоить себе право решать, что является идеологией, а что не является. В таких вопиющих расхождениях между позицией говорящего и предметом разговора заключается взрывной потенциал современного общества – усталого, изнемогающего под грузом постмодернистских клише и вымученного "апофеоза беспочвенности".

Это с одной стороны.

С другой стороны, мы живем в интересное время. Мир стоит на пороге больших перемен, и никто до сих пор не знает их направления.

Общество остро чувствует потребность восстановить в правах классическую демократию большинства, заменив ею "конкуренцию элит" и "глубинное государство", заменить борьбу компроматов подлинной борьбой идей и начать делать самостоятельный выбор. Оно нуждается в прозрачной системе принятия решений вместо постоянного сговора и авантюрных проектов.

Вместе с тем мы стали свидетелями раскола мирового правящего класса. Мы видим попытки уйти от идеологического контроля финансовых групп, выкинуть на свалку истории мертвые идеи авторитарной технократии.

Приведет ли все это к пересмотру устаревших идеологий? Готов ли истеблишмент отказаться от безответственного глобалистского проекта, который начинает разваливаться у нас на глазах? Или он готов принести в жертву абстрактному "развитию" новые миллионы человеческих жизней?

В любом случае перед нами сегодня не стоит вопрос: "С идеологией или без?" Есть другой вопрос: "Какую идеологию мы вольно или невольно принимаем?"

В этой книге я попытался описать актуальные идеологические тренды – примеры коллективной переоценки ценностей, которая, раз начавшись, уже не остановится на середине пути. Я верю, что уже в самом ближайшем будущем мы навсегда уйдем от навязанного нам общеобязательного формата разномыслия, от безликого образа общечеловека, от "свободы" порабощать ближнего и "открытого общества" закрытых, разобщенных и равнодушных людей.

Переоценка ценностей – это в первую очередь ответственность. Поэтому нам предстоит многое для себя решить, отбросить прежние догмы – прежде всего привычку относиться к человеку не как к образу и подобию Божьему, а как к инструменту для достижения чьих-то целей.

И, разумеется, больше всего в перспективе идеологического будущего меня интересовала роль моей страны и моего народа. Я должен сказать, что нам, русским, предстоит совершить огромное усилие, чтобы выжить и вовремя сойти с приготовленной нам исторической "плахи". Но я верю, что это историческое усилие состоится. Нам удастся сохранить самих себя и освободить нашу духовную родину, христианскую традицию.

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >