Христианская демократия в России

Глава 6. Роль международных организаций в становлении российских ХДС

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

Внутренние процессы, протекавшие в российских христианско-демократических союзах и партиях, невозможно понять без знакомства с деятельностью международных христианско-демократических структур, оказавших на русских партнеров огромное влияние. Анализируя становление христианской демократии в России, необходимо проследить ее взаимоотношения с Интернационалом христианской демократии, о котором шла речь во второй главе. ИХД принимал в жизни русских демохристиан самое активное участие, порой превращаясь из стороннего наблюдателя и эксперта в непосредственного участника событий.

Интернационал христианской демократии имеет длинную историю[1]. В современном организационном состоянии он существует с 1982 года и объединяет около шестидесяти христианско-демократических партий, которые до недавнего времени были сгруппированы в два крупные региональные союза.

Европейский христианско-демократический союз (ЕХДС) объединяет христианско-демократические партии Западной Европы. Организация демократов-христиан Америки (ОДХА) объединяет христианско-демократические партии Латинской Америки. В ИХД также входит ряд христианско-демократических партий Индонезии, Филиппин и Африки, которые в описываемый нами период не были объединены в отдельные региональные союзы. Каждый из союзов имеет массу дочерних организаций: молодежных, женских, профсоюзных, рабочих и проч. Депутаты Европейского парламента от христианско-демократических партий объединились в отдельную структуру под названием Народная партия Европы (НПЕ). Штаб-квартира Интернационала находится в Брюсселе. ИХД имеет небольшой управленческий аппарат, перед которым, главным образом, стоят координи­рующие и информационные задачи. ИХД стремится расширить сферы идеологического влияния за счет увеличения числа своих сторонников.

Латиноамериканские христианские демократы находятся в оппозиции по отношению к Европейскому союзу ХД. Оба союза настолько мощны, что брюссельский аппарат ИХД им нужен, в основном, как переговорная площадка. Брюссельский штаб не в состоянии влиять на их политику, поэтому основное внимание центральный аппарат ИХД уделяет развивающимся странам, где зарождается христианская демократия.

Появление в августе 1989 года ХДСР Александра Огородникова было встречено Интернационалом с энтузиазмом. Восторженные речи в адрес русских христианских демократов и лично А. Огородникова лились нескончаемым потоком в течение шести месяцев. Все они добросовестно публиковались в специально начатом русскоязычном издании "Христианская демократия", которое выпускал в Брюсселе политический советник ИХД по Восточной Европе Антони де Меус. Восточно-европейской политикой ИХД в первой половине 1990-х годов руководил его генеральный секретарь[2] Андре Луи.

С августа 1989 года Интернационал "поддерживал регулярные, порой почти ежедневные отношения"[3] со всеми российскими христианско-демократическими группами, помогал им "морально и политически", издавал на русском языке литературу, знакомящую с принципами христианской демократии. ИХД постоянно подчеркивал, что ни в коем случае не собирается вмешиваться во внутренние дела суверенного государства, но лишь поддерживает братские партии с целью помочь развивающейся русской демократии. "Мы можем дать вам карандаши и бумагу, но решения вы должны принимать самостоятельно"[4], – сказал секретарь Европейского демократического союза Андреас Коль.

Тем не менее взаимная заинтересованность и тяга были настолько велики, что роман между ИХД и русской христианской демократией развивался стремительно и драматично.

Александру Огородникову в 1989 году как воздух нужна была западная поддержка для партии, которая могла подвергнуться преследованиям со стороны властей. В свою очередь, Интернационал в лице Андре Луи не мог упустить великолепный шанс завоевать лавры первооткрывателя русской христианской демократии. Контакты с Огородниковым – политзаключенным, диссидентом, правозащитником – обещали принести хорошие плоды.

Лео Делькруа, секретарь Бельгийской христианской народной партии, отчитываясь о результатах своей поездки в Москву в сентябре 1989 года, писал, что Христианско-демократический союз России и есть "та организация, которую ИХД намеревается развить, использовать как рычаг, чтобы достичь в будущем демократизации СССР"[5].

Уже 19 сентября 1989 года ХДСР Огородникова "был принят членом Интернационала на Генеральной ассамблее ИХД, имевшей место в Гватемале"[6]. Такое решение Ассамблеи было и опрометчивым, и справедливым одновременно. Эйфория гласности и свободы охватила обе стороны, что и повлияло на поспешное, но не противоречащее Уставу ИХД (на 1990 год) решение[7]. 10 декабря 1989 года присутствовавший на четвертой конференции ХДСР Андре Луи говорил: "Я передаю вам поздравления и пожелания от Президента ИХД Эдуарда Фернандеса, которого встречал совсем недавно. Я подчеркиваю, что он приветствовал ХДС России именно в качестве члена ИХД"[8]. Именно как партнеру Андре Луи предлагал ХДС открыть в Москве Свободный университет христианской демократии и приступить к изданию христианско-демократической литературы. Относительно источников финансирования Андре Луи в том же выступлении объяснил, что если одна из партий, которая является членом ИХД, нуждается в помощи, то ИХД выступает в роли посредника и обращается за помощью к другим братским партиям.

Материальная поддержка слабых христианско-демократических партий со стороны ИХД не была секретом, и пред­ставители всех российских христианско-демократических партий охотно обсуждали эту тему, поскольку между ними на сей счет существовало определенное сопер­ничество. Однако только Александр Огородников смог пред­ставить подтверждающие документы. Например, в посланном Андре Луи в ХДСР факсе говорилось: "Я охотно подтверждаю, что наш Интернационал Христианской Демократии подарил вам лично три компьютера и один принтер. Мы хотели бы оказать гораздо большую помощь Христианско-демократическому союзу, но наши бюджетные ограничения нам этого не позволили. Мы сожалеем об этом и надеемся, что сможем сделать большее в будущем. Очень сер­дечно, Андре Луи"[9]. Совместная работа началась довольно успешно. ИХД помог партии техническим оборудованием. ХДС приступил к изданию собственной газеты, открыл школу, бесплатную столовую, подготовил перевод книги Роберто Папини, посвященной истории хрис­тианской демократии[10].

Главной же целью, которую преследовал ИХД, было создание на освободившейся от коммунизма территории целой сети христианско-демократических партий. На той же Четвертой конференции ХДСР в присутствии Генерального секретаря ИХД хозяева и гости конференции (ХДС'ы Белоруссии, Литвы, Эстонии плюс один из сорока ХДС'ов Польши), импровизационно пе­реименовав ее в Форум христианской демократии, заключили между собой соглашение о создании Рабочей консультативной группы для "обмена информацией, контак­тов и политических консультаций". ИХД провоцировал неопытных христианских демократов на рождение нежизнеспособных проектов. Спустя некоторое время был создан Союз христианских демократов Центральной Европы, куда вошли страны бывшего социалистического лагеря и к которым молниеносно присоединились смотрящие на Запад Балтийские респуб­лики. Христианско-демократические союзы, возникшие в республиках бывшего СССР, туда не входили.

Постепенно Огородников начал вызывать неудоволь­ствие ИХД. Тому было несколько причин. Во-первых, за первые полгода существования партии она беспрестанно дробилась, и каждая вновь появляющаяся группа жаловалась в Брюссель на обидчика и претендовала на наследное место внутри Интернационала. Во‑вторых, Огородников весной 1990 года проиграл выборы в Верховный Совет РФ, продемонстрировав отсутствие у демохристиан своего электората. В-третьих, как писал Антони де Меус[11], Огородников обладал "характером в некоторой степени прямолинейным, что можно понять, но что, к сожалению, плохо влияет на отношения между людьми". В-четвертых, Огородников не сумел выполнить объединяющую роль – создание на территории СССР Союза республиканских ХДС'ов становилось все проблематичнее. Тем более что сам Огородников понимал это объединение скорее как создание единой всесоюзной христианско-демократической партии. Весной 1990 года Интернационал сменил фаворита, остановившись на РХДД, лидеры которого, как было сказано выше, прошли в Верховный Совет под либерально‑демократическими лозунгами.

Седьмой номер брюссельского бюллетеня "Христианская демократия", вышедший в свет в мае-июне 1990 года, исключил из редколлегии постоянного "московского корреспондента" А. Огородникова. Весь номер посвящался Виктору Аксючицу и РХДД. Статьи Аксючица и материалы РХДД занимали большую часть и восьмого номера, и девятого, и так до тринадцатого, вышедшего накануне августовских событий 1991 года. Цели Интернационала оставались прежними: организация христианско-демократических партий в бывших республиках СССР. В. Аксючиц стремился к международной поддержке и мог получить ее, сотрудничая с ИХД. Интернационал, в свою очередь, был заворожен депутатскими мандатами РХДД, возможностью контактов на парламен­тском, а не на маргинальном уровне. Конференции РХДД устраивались не в каких-то домах культуры, а в Белом доме. Через РХДД Андре Луи получил возможность встречаться не только с бывшими диссидентами, но и с чиновниками, наделенными властью. Так, в 1991 году он встречался с председателем Отдела внешних церковных сношений митрополитом Кириллом (Гундяевым) и с вице‑президентом России Александром Руцким. Намечалась даже встреча с президентом Борисом Ельциным, но она сорвалась из-за августовских событий. Это был совершенно иной уровень политического сотрудничества, который потребовал от ИХД определенной политической гибкости. Руководители Интернационала не могли не быть знакомы с патриотическими идеологическими установками РХДД – практически все основополагающие документы, декларации, статьи самого Аксючица и просто газетные материалы из "Пути"[12] переводились Интернационалом на европейские языки и тиражировались в журнале "Христианская демократия".

Отказавшись от сотрудничества с Огородниковым, известным правозащитником и диссидентом, Интернационал сблизился с партией, стоящей явно на национально-консервативных позициях. Это требовало определенных объяснений со стороны ИХД. В беседе с автором Андре Луи говорил, что, несмотря на сильный националистический фактор окраин, который свидетельствует о воле народов СССР к свободе, есть "много аргументов в пользу сохранения Советского Союза".[13]. Разумеется, ИХД был сторонником распада СССР, но, стремясь через депутатов Верховного Совета Аксючица и Полосина вступить в контакт с российским политическим истеблишментом, он заигрывал с лидерами РХДД. Интернационал обещал принять РХДД в свои ряды в качестве второй (после ХДСР) христианско-демократической партии от России. 11 февраля 1991 года В. Аксючиц обратился к Андре Луи с официальным заявлением о вступлении в Интернационал[14]. По сценарию торжественное вступление плани­ровалось соединить с проведением летом того же года в Москве заседания Политбюро Интернационала и с теоретической конференцией "Христианство и коммунизм", что позволило бы привлечь к этому событию внимание СМИ и общественности. Однако срок проведения мероприятия постоянно отодвигался, так как отношения РХДД и ИХД становились все напряженнее в связи с намерениями Аксючица создать единую союзную партию РХДД. В этом случае Аксючиц претендовал бы на абсолютную монополию в христианской демократии на территории всего СССР, что не входило в планы ИХД. РХДД даже приступило к реализации своих намерений. В мае 1991 года в Думу РХДД был кооптирован лидер украинской христианско-демократической организации Роман Сорокин. Организация называлась "РХДД Украины – России". Такой державный поворот не устраивал ИХД, который должен был отстаивать принцип автономии национальных партий. Некоторое время Андре Луи пытался сохранять отношения с РХДД и воздействовать на его политику. Он обратился к руководству с письмом, в котором отговаривал от борьбы за сохранение Союза, поскольку: во-первых, это бесперспективное занятие; во-вторых, инициатива на сохранение Союза должна идти не от центра к периферии, а наоборот; и, в-третьих, "эта позиция означает вхождение в конфликт с христианско-демократическими силами республик, уже высказавшимися за суверенитет"[15]. Последнее являлось главным для Интернационала, который был готов согласиться на национальные, но не на имперские лозунги. РХДД ответило категорическим отказом, расценив письмо Андре Луи как "ультиматум".

В августе 1991 года Андре Луи и Антони де Меус приехали в СССР, где поочередно провели конфиденциальные консультации с лидерами российской христианской демократии: Аксючицем, Огородниковым, Савицким. В этот раз ИХД не пошел на сотрудничество с Савицким, поскольку последний представлял всего лишь один Петербургский регион и не имел достаточного авторитета, чтобы возглавить российское движение. Таким образом, в поисках партнера ИХД некоторое время оставался на перепутье, сосредоточив свои усилия в регионах и развивая контакты с украинскими, белорусскими, грузинскими и армянскими христианскими демократами.

Однако в феврале 1992 года РХДД, проведя Конгресс гражданских и патриотических сил, заставило Брюссель действовать более энергично. Продолжение контактов грозило ИХД обвинениями в связях с "красно-коричневыми", и он резко разрывает все связи с РХДД.

Таким образом, ИХД не удалось поставить под свой полный контроль ни ХДСР Огородникова, ни РХДД Аксючица. ИХД обращает свой взор на Российский христианско-демократический союз, созданный Виталием Савицким в качестве альтернативы партии Огородникова. Поскольку сам Савицкий как начинающий политик был известен исключительно в Петербурге, он через правозащитника Валерия Борщева пригласил на роль главы партии священника Глеба Якунина[16], но, несмотря на популярность последнего, РХДС существовал только в декларативном виде. Именно ИХД помог завершить этот организационный период. 16 мая 1992 года в Петербурге "под покровительством ИХД", как указывалось в пресс-релизе, прошла эффектная международная конференция "Христианская демократия сегодня". На ней было объявлено о создании Российского христианско-демократического союза и сделана соответствующая реклама. В отчете Политическому бюро ИХД Андре Луи сообщал, что за работой конференции следили тридцать два журналиста, было организовано три пресс-конференции и семь телерепортажей[17]. Он подчеркивал, что целью конференции было определить состояние идеологии христианской демократии и состояние христианских рабочих организаций; определить место самого РХДС в общественном мнении; и, самое главное, возобновить диалог между христианскими демократами Российской Федерации и руководителями христианско-демократических движений других, ныне независимых республик. На реализацию последнего пункта и были направлены все силы РХДС. В сентябре 1992 года в Зеленогорске под Петербургом состоялась предварительная встреча и подписание протоколов о намерении создать ХДС Восточной Европы (ХДС ВЕ). Во встрече принимали участие представители Грузии, Белоруссии, Армении и Украины.

К этому времени на заседании Политбюро ИХД в Сантьяго‑де‑Чили (16 марта 1992 года ) РХДС Савицкого получил статус "привилегированного партнера", а ХДСР Огородникова был лишен статуса "условного члена"[18], то есть исключен из ИХД. Впрочем, для большинства членов Интернационала интрига с "подменой младенца в коляске" прошла абсолютно незамеченной, поскольку новый член ИХД назывался именем старого[19]. Очевидно, участники решили, что российские демохристиане провели очередные законные выборы и сменили руководство.

В марте 1993 года на Десятой генеральной ассамблее ИХД было торжественно объявлено о создании ХДС Восточной Европы. Его президентом выбрали председателя ХДС Армении Азата Аршакяна, а генеральным секретарем – Виталия Савицкого. Штаб-квартирой после долгих споров с белорусами, претендовавшими на лидерство, был выбран Санкт-Петербург.

Строительство ХДС ВЕ было завершено. Интернационал христианской демократии добился желаемого результата. Однако, несмотря на формально разветвленную на территории бывшего СССР сеть христианско‑демократических партий, идеологические принципы христианской демократии не развивались и не проникали в массы. Как уже говорилось выше, в декабре 1993 года Генеральный секретарь ХДС ВЕ председатель РХДС Виталий Савицкий вынужден был скрыть свою партийную принадлежность и прошел в депутаты Государственной думы от демократического блока "Выбор России". Сопредседатели РХДС Глеб Якунин и Валерий Борщев были избраны соответственно от "Выбора России" и движения "Яблоко".

В декабре 1995 года, за несколько дней до выборов нового состава Государственной думы, В. Савицкий погибает в Петербурге в результате автомобильной аварии. Глеб Якунин и Валерий Борщев покидают РХДС и вступают в светские демократические партии. РХДП Александра Чуева теряет региональные подразделения, ее численность снижается до двух десятков человек. ХДСР Александра Огородникова активизирует социальную работу среди неимущих, организовывает бесплатные столовые, приют "Остров надежды" для бездомных детей и фактически превращается в благотворительную организацию.

Таким образом, в 1995 году одновременно и независимо друг от друга и "западническое", и "патриотическое" направления русской христианской демократии де‑факто прекращают свое существование как политическое явление. Предложенные ими идеологические концепции не нашли отклика у избирателя.

[1] См.: Папини Р. Интернационал христианской демократии. СПб.: Невское время, 1992.

[2] С 1993 года – вице-президент.

[3] Речь А. де Меуса на конференции "ХД сегодня" // Сборник документов конференции "ХД сегодня". СПб., 16 мая 1992 г. Архив РХДС.

[4] Христианская демократия (Брюссель). 1989. № 4.

[5] Там же.

[6] Доклад А. де Меуса "Состояние христианской демократии в Восточной Европе. 20 июня – 20 декабря 1990". Архив РХДС.

[7] Устав ИХД. Раздел "Членство". С. 3. Архив РХДС.

[8] Христианская демократия (Брюссель). 1990. № 5.

[9] Факс от 9 марта 1990 года от Андре Луи, генерального секретаря ИХД, для Александра Огородникова, президента ХДС России. Архив ХДСР.

[10] Впоследствии она была издана Петербургским ХДС под редакцией Виталия Савицкого.

[11] Доклад А. де Меуса "Состояние христианской демократии в Восточной Европе. 20 июня – 20 декабря 1990". Архив РХДС.

[12] Партийная газета РХДД.

[13] Щипков А. Интервью с генеральным секретарем ИХД А. Луи // Нива (СПб). 1991. № 11.

[14] Письмо № 104/19 от 12 февраля 1991 г. Архив РХДД.

[15] Путь. 1991. № 6.

[16] "Уважаемый о. Глеб... конференция РХДС... просит Вас оказать честь и дать согласие стать сопредседателем Российского ХДС." // Выступление В. Борщева 26 января 1992 г. Стенограмма. Архив РХДС.

[17] Христианская демократия (Брюссель). 1992. № 20.

[18] Христианская демократия (Брюссель). 1992. № 18. Здесь впервые отмечалось, что ХДСР был не полноправным, а условным членом ИХД.

[19] На английский язык "Российский ХДС" был переведен так же как и "ХДС России" – Christian Democratic Union of Russia