Территория Церкви

О письме Березовского

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

Когда-то имя Бориса Березовского не требовало уточнений. Позднее понадобилась оговорка: не о знаменитом ли пианисте идет речь? Теперь это имя, изредка всплывающее в новостях, лишь напоминает о далекой эпохе "первоначального накопления". Поэтому, когда Березовский вдруг публикует пафосное политическое письмо Патриарху Кириллу, это выглядит как-то мелко. О чем вообще речь? Что за суета?

Если верить Березовскому, в России уже назрел момент для передачи власти от Путина... а непонятно пока, кому именно. Автор письма не уточняет, кого же он хочет видеть на этом ответственном посту. Но ссылается на важность исторического момента и особо подчеркивает: если политическая ситуация в России будет развиваться по неверному, с его точки зрения, сценарию, страна может соскользнуть к кровавой смуте. И чтобы этого не произошло, необходимо вмешательство Церкви. А что делать – мы научим.

Борис Абрамович берет Святейшего под локоть как равного и нашептывает, нашептывает. Соблазнись, вмешайся, замути! А я уж тут и вынырну! И показывает из-под полы яблоко.

О недостатке этикета говорить не будем, поскольку документ этот, вопреки названию, адресован, вероятно, совсем не Патриарху. И шансы получить ответ от Святейшего, безусловно, нулевые. Русский Патриарх на "открытые письма" и анонимки не отвечает.

Тем не менее текст Березовского существует, опубликован и обсуждается. Мало того, позже появилось еще одно, аналогичное письмо, но адресованное Путину. С похожими "предложениями", столь же призрачными шансами на прочтение и с той же попыткой встать в один ряд с крупными политическими фигурами современной российской политики.

Похоже, автор не схватывает до конца ситуации. Усиление оппозиции свидетельствует о начале выздоровления, а не о летальном исходе. Кризис власти в России существует пока что только на бумаге. Градус протестов в стране далек от точки кипения. И позиция здравых сил сводится к тому, чтобы начать процесс серьезных перемен, связанных прежде всего с экономикой и социалкой, а не с отладкой выборных "счетчиков", как это склонна понимать "Единая Россия", при этом не допустить скатывания ситуации к гражданскому противостоянию.

В общем, наша задача сегодня – разминировать политическое поле. Размежевать партию власти и саму власть. И когда в такой ситуации лицо во всех смыслах постороннее начинает пугать Патриарха "кровью", используя при этом наполовину ультимативный лексикон, вывод очевиден: автор письма выдает свое желаемое за наше действительное.

Сам Березовский, кажется, когда-то высоко ценил Фрейда и обожал анализировать разные "оговорки". Здесь оговорку совершил он сам – заговорив о крови. Заметьте – первым. Похоже, это как раз то, чего ему не хватает, чтобы обозначиться в российской политике.

Единственное, что удивляет, это отдельные комментарии в православной Сети, которые почему-то настойчиво и подобострастно внушают читателю величие и громадность фигуры лондонского "ссыльного" и представляют его действительным и мощным врагом Церкви.

Как бы ни стремился Березовский показать себя равновеликим таким фигурам российской политики, как Путин или Патриарх, это попросту несравнимые величины. И политические проблемы даже куда большего масштаба вряд ли способны эти величины сблизить.

Это не письма Парвуса. Это письма Паниковского.

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >