Территория Церкви

Как заставить Церковь бороться с государством

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

Тезис о сращивании Церкви с государством стал в последнее время разменной монетой. Его используют в осуждение православной Церкви в любом разговоре о вере или верующих. Многократным повторением его хотят сделать аксиомой, нимало не пытаясь хоть как-то обосновать и доказать. Все это наталкивает на мысль о том, что борьба за очищение Церкви превращается в борьбу с государством как институтом.

О политических подлогах и о том, как под видом стремления отделить Церковь от государства скрывают жесткое реальное намерение отделить православие от общества (т. е. остановить миссионерство), мы подробно говорили в статье "Беспредельный антиклерикализм". Повторять не будем. Заметим только, что церковно-государственные отношения не сводятся к появлению Ельцина или Путина на пасхальном богослужении.

Никто не видит огромного пласта непубличного общения представителей Церкви с представителями власти. Почти всегда отстаивать интересы Церкви приходится в очень жестких переговорах. За закрытыми дверями никто с нами не церемонится и не соблюдает этикета. Но переговоры необходимы. Взять, например, институт капелланов. Приняты все необходимые решения, а укомплектование кадрами тормозится. Почему? Ответа нет. Можно, конечно, вспомнить скандальный визит министра обороны в Рязанское десантное училище, но мы не будем делать глобальных выводов из той антицерковной выходки. Необходимо дальше вести переговоры, настаивать и добиваться.

Один из признаков сращивания – это вмешательство государства в дела Церкви. Жду примеров. Не найдете ни одного. Чиновничьи палки в колеса при строительстве храмов – сколько угодно. А вмешательство во внутренние дела – нет. Помню, какой шок в администрации президента вызвало одно лишь решение о разделении епархий. Они узнали об этом последними. А некоторое участие государства в восстановлении храмов – так это долг выбранной нами власти помочь гражданам восстановить церкви, в которых они нуждаются, а не сращивание.

Церковь упрекают в том, что в XIX веке она не выступила против крепостного права. Этот упрек характерен для того, кто видит Церковь политическим субъектом, равным государству. То ли государством в государстве, то ли неким православным "ватиканом", который вступит в борьбу с государством за политические свободы граждан и усиление собственного влияния.

Вот здесь – внимание!

Долг христианина – не допустить использования Церкви в качестве инструмента борьбы с государством. А ведь именно эту задачу сформулировал Борис Березовский в своем заявлении о создании "Партии воскресения". Текст этого письма является своеобразной инструкцией: выгодно не критиковать РПЦ, а попытаться использовать ее в борьбе с "языческим" государством. Кто-то услышал Березовского, кто-то – нет. Глупые либералы продолжают материть и поносить Церковь, а умные либералы уже активно меняют риторику по двум направлениям. Первое: доказывают, что "несистемная" оппозиция сплошь православная. Второе: разворачивают в светских изданиях дискуссию о необходимости очищения, реформирования и обновления Церкви. В противном случае, – пугают они нас, – в Церкви неизбежен раскол. Читайте умных нецерковных публицистов (Ясина), умных нецерковных социологов (Дубин), умных нецерковных философов (Пастухов) и вы это все сами увидите. Но это люди нецерковные.

К дискуссии же внутри Церкви мы должны относиться ответственно и осторожно. Как бы нам за призывами к обновлению не подорвать устои Церкви. Тут нужно действовать очень плавно и очень медленно. Для Церкви гомеопатия предпочтительней аллопатии. А уж хирургия и вовсе не нужна. Она, как известно, не обходится без крови.

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >