Религиозное измерение журналистики

"Не свою честь, но славу Божию". Дмитрий Свердлов

Александр Щипков

< предыдущая часть
 | 
оглавление
 | 
следующая часть >

К добру ли был сочинён "Фейсбук" или к худу? Возможно, не было бы его, не случился бы и этот конфликт, и много других им подобных – между малознакомыми или вовсе незнакомыми людьми, у которых в их реальной жизни практически нет поводов для пересечений и дискуссий.

Но сетовать по поводу издержек "Фейсбука" сегодня нелепо – социальные сети реформировали наш мир, причем не только сферу коммуникаций, но и пласт межличностных отношений. Мы начинаем формировать отношение к человеку в том числе и по его поведению в соцсети – такого не было еще пять-семь лет назад, а сегодня это – непроизвольная модель оценочного поведения для всех более-менее информационно активных индивидуумов. Более того, "Фейсбук" – это ещё и невероятной силы самообличительный механизм. Мы неожиданно обнаруживаем, что именно в этом пространстве знакомый нам, казалось бы, человек проявляет вдруг такие странные, нетипичные для него черты и качества.

Мне понятны решения известных священников, однажды и навсегда ответивших положительно на изумлённый вопрос социальной сети "Вы действительно хотите выйти из системы?" и удаливших свои блоги.

Е.Ж.

"Не свою честь, но славу Божию".

Дмитрий Свердлов

Священник Дмитрий Свердлов прославился своими неординарными поступками. На выборах в Госдуму (декабрь 2011 года) в день голосования он под видом журналиста записался в наблюдатели, следил за чистотой голосования, а затем надел рясу и крест и неожиданно оборотился православным священником, шокировав публику. После плясок Надежды Толоконниковой и её подруг на амвоне Храма Христа Спасителя и их задержания весной 2012 года он принёс им извинения от имени всей Русской Православной Церкви.

Я же вступил с ним в полемику после того, как он начал популяризировать антицерковные памфлеты. Я счёл это недопустимым.

***

Р

ано утром в воскресение, в 4-ю неделю Великого поста, священник Дмитрий Свердлов разместил в своём блоге социальной сети "Фейсбук" антицерковные стишки Дмитрия Быкова из "Новой газеты", в которых автор высмеивает православие, церковь и патриарха, поигрывая рифмами "кирилловой – горилловой".

Я попробовал представить себе священника, который собирается через час служить Литургию, а перед этим предлагает нам, своей пастве, начать воскресный день с чтения подобного текста. Может быть, отцу Дмитрию было смешно это читать, может быть, уколы в адрес священноначалия щекотали нервы перед тем, как он возденет руки перед престолом, может быть, напротив, он преисполнился горечи, страдания, и слёзы текли по его лицу. Не знаю. Но священник предложил своей пастве читать это перед службой. И отправился совершать Проскомидию, молиться о нас грешных.

Отец Дмитрий – священник, я целую его руку, держащую крест. Он не священник сам по себе, и его священство не есть его личная харизма. К священству его призвал Господь через Церковь, часть которой – я. Это мы, члены Церкви, поставили его священником. Мы ему доверяем, но и требуем от него соответствовать священническому долгу, принятому им на себя добровольно и скреплённому после "ставленнического допроса" Присягой: "своим добрым примером руководствовать других ко благочестию... Во всяком деле служения моего иметь в мыслях моих не свою честь, интересы или выгоду, но славу Божию".

Социальные сети, включая "Фейсбук", – публичные площадки, в противоположность личному дневнику, который хранится от посторонних глаз в ящике письменного стола. Сказанное здесь – это позиция, которую ты хочешь довести до широкого круга читателей и допускаешь, что эта позиция может выйти далеко за этот круг.

Именно так я и воспринял действия священника. В своём комментарии к этим стишкам я написал: "Батюшка Свердлов, поношение Церкви доставляет вам удовольствие. Это не мазохизм. Это предательство. Вы сегодня служите литургию? Поминать будете "господина вашего" Быкова?".

Он это прочёл, устроил истерику и предпринял карательные санкции – отключил меня от своего блога ("расфрендил"). А потом весь вечер выдавал обиженные реплики, упрекая меня "в хамстве". Правда, испугавшись (устыдившись?), ликвидировал в своём блоге этот постыдный быковский текст. Похвальное решение.

И всё же у меня остался вопрос, ответ на который я так и не получил.

Почему отец Дмитрий Свердлов надругательства над Церковью смакует и распространяет, а личную обиду (моя реплика действительно была жёсткой и обидной) не прощает?

Ведь, принимая священническую присягу, он обещался "иметь в мыслях моих не свою честь, но славу Божию".

Москва

26 марта 2012 года